Загрузка сайта

Ошибки стороны обвинения при продлении срока досудебного расследования. На что обратить внимание при подготовке возражений? - Никита Задорожный, адвокат ID Legal Group

Ошибки стороны обвинения при продлении срока досудебного расследования. На что обратить внимание при подготовке возражений? - Никита Задорожный, адвокат ID Legal Group
21.05.2020

В одной из наших предыдущих публикаций мы уже говорили о том, что нередко ходатайство о продлении сроков предварительного расследования согласовываются прокурорами, которые не имеют на это полномочий. Но является ли это единственной ошибкой? Практика показывает, что нет.

Так, согласно ч.5 ст.294 УПК Украины, ходатайство о продлении срока предварительного расследования может быть подано не позднее, чем за 5 дней до истечения срока, определенного ст.219 этого Кодекса.

В свою очередь, ст.219 УПК Украины предусмотрено два вида сроков досудебного расследования (относительно преступлений):

- с момента внесения сведений об уголовном правонарушении в Единый реестр досудебных расследований до дня сообщение лицу о подозрении (так называемые «фактовые» дела) и

- со дня уведомления лицу о подозрении в совершении преступления.

 

Если с «фактовым» делом все более или менее понятно, то определение момента начала (а значит - и окончания) течения второго вида сроков может иметь свои особенности.

Как следует из нормы ст.219 УПК Украины, начало течения срока досудебного после сообщения лицу о подозрении не связывается с каким-либо конкретным способом совершения этого действия и с обстоятельствами, в которых оно совершается. В частности, для того, чтобы этот срок начал свой ход, не требуется обязательного вручения именно письменного сообщения.

Впрочем, мало кто обращает на это внимание, если сообщение о подозрении происходит в «классический» способ: собранные доказательства следователь считает достаточными для подозрения в совершении преступления, а потому осуществляет обязательное соответствующее письменное уведомление.

Однако, письменное уведомление о подозрении является обязательным также и в случае задержания лица на месте совершения преступления (ст.208 УПК Украины). При этом, 24 часовой срок устанавливается для вручения задержанному лицу именно письменного уведомления о подозрении, а не освобождает следователя от предусмотренного ч.4 ст.208 УПК Украины обязанности немедленно сообщить задержанному на понятном ему языке основания задержания и в совершении какого преступления он подозревается.

Таким образом, сообщение лицу, задержанного в порядке ст.208 УПК Украины, о подозрении в совершении преступления осуществляется немедленно - в момент задержания.

При этом, последующее вручениеписьменного уведомления о подозрении не лишает признаков официальности того сообщения, которое было совершено в момент задержания, а как уже отмечалось выше, ст.219 УПК Украины не устанавливает требований о письменном сообщение о подозрении.

 

Какое это может иметь значение? Какая разница: сутками ранее или позже началось течение срока, если вопрос ставится о его продлении на несколько месяцев?

Разница есть. Представим себе ситуацию: лицо в порядке ст.208 УПК Украины было задержано, например, 10.03.2020 года, а письменное уведомление о подозрении было вручено 11 марта.

Таким образом, следователь сочтет что «его» срок завершается 11 мая, а потому последним днем на подачу ходатайства о продлении будет считать 6 мая.

По нашему же «летоисчислению» срок должен закончиться 10 мая, а потому, если следователь обратится с ходатайством о продлении срока предварительного расследования к соответствующему прокурору (если до трех месяцев) или к следственному судье (если до шести или двенадцати месяцев) 06 мая, то срок, предусмотренный ч.5 ст.294 УПК Украины, по нашему мнению, им будет пропущен.

Более ярко этот пример будет выглядеть, если предположить, что условное 10 мая приходится на пятницу, а 11 мая таким образом - уже на субботу. Что это меняет? А то, что по правилу ч.7 ст.115 УПК Украины в таком случае последним днем срока досудебного расследования становится не 11, а 13 мая (понедельник), а в таких условиях 6 мая следователь все еще может подать ходатайство.

Следовательно, при таких обстоятельствах, отвоевать у следователя «свою» дату становится задачей не только и не столько имиджевой, сколько имеющей вполне понятное практическое значение - лишить его возможности продолжить уголовное преследование клиента.

Впрочем, даже вовремя поданные ходатайства о продлении срока предварительного расследования редко могут стать образцом достойно выполненной работы.

Так, почти все ходатайства содержат в себе единственное основание их появления на свет: якобы необходимость выполнить «ряд следственных и процессуальных действий». При этом, сторона обвинения без каких-либо сомнений в том же ходатайстве безапелляционно утверждает о том, что вина лица «полностью подтверждаются собранными материаламидосудебного расследования».

Кроме того, следует обратить внимание на то, что следователи в основном просят о предоставлении дополнительного срока из-за того, что ими «могут быть получены доказательства и установлены как те обстоятельства, которые изобличают подозреваемого, так и обстоятельства, смягчающие или отягчающие его наказание».

Сравнением этой формулировки с формулировкой, приведенной в ч.2 ст.9 УПК Украины, можно четко установить, что при создании первого намеренно исключено из второго выражение «...так и те, что оправдывают...».

Таким образом, следователи фактически открыто заявляют о том, что ими даже не предвидится выполнение полного объема предписаний ч.2 ст.9 УПК Украины, и, как следствие, задач уголовного судопроизводства относительно полного и, что самое главное - беспристрастного расследования.

Очевидно такое фактическое обстоятельство свидетельствует о явно предвзятом обвинительном уклоне досудебного расследования.

Дополнительным убедительным доказательством осуществления в этом уголовном производстве предвзятого с явным обвинительным уклоном досудебного расследования является то, что следователями очень часто одним из оснований необходимости продления срока безальтернативно отмечается «выполнение «условий» ст.291 УПК Украины».

То есть, фактически следователь заявляет о том, что единственным способом окончания досудебного расследования он считает только направление обвинительного акта в суд, в то время, как в соответствии со ст.283 УПК Украины, обращение в суд с обвинительным актом является лишь одной из форм окончания предварительного расследования, которое также может быть закончено и в форме закрытия уголовного производства по реабилитирующим основаниям.

Относительно сути следственных и процессуальных действий, о дополнительном времени на проведение которых просит следователь, следует отметить, что в основном это или следственные действия, которые никоим образом не касаются предмета доказывания (например, об обстоятельствах проведения следственных действий), или те которые группа следователей должна и могла провести еще в первую неделю после внесения сведений в ЕРДР (например, допрос 12 свидетелей группой следователей, состоящей из 21 человека).

О допросе свидетелей следователи зачастую вообще не утруждают себя ни указанием того, каких свидетелей еще нужно им допросить, ни того, что они могут сообщить и какие эти сведения имеют значение, а самое главное -того, что же помешало допросить их в течение ранее установленного срока.

Особое место среди «потребностей» следователя занимает необходимость «назначение экспертиз».

При этом, зачастую в распоряжении стороны обвинения есть все необходимые материалы, вещи и документы, необходимые для назначения экспертиз, необходимость в проведении которых он видит.

Следовательно, процедура назначения экспертизы в большинстве случаев не требует расходования на нее хотя бы несколько длительного времени и фактически состоит только в оформлении соответствующего постановления.

Несколько более подходящим является довод следователя о необходимости «проведения экспертиз», однако, таким он может возникать только в том случае, если соответствующая экспертиза уже назначена, но ее завершить невозможно по причинам, не зависящим от воли следователя.

Впрочем, по вполне понятным причинам, подавляющее большинство ходатайств не содержит ничего о том, что экспертизы на момент его подачи уже назначены в течение разумного срока (а не за день-два до подачи ходатайства).

И конечно, следователь не обойдет возможности сказать о том, насколько ему сложно расследовать дело, а потому укажет, что, например, до шести месяцев продлить срок досудебного расследования в уголовном производстве следует из-за его особой сложности.

При этом, на доведение особой сложности производства следователем используются те же обстоятельства, которые были использованы для доказывания его сложности (то есть обстоятельства, которое может привести продлении срока только до трех месяцев):

- количество процессуальных действий, по мнению представителя стороны обвинения необходимо провести, и

- никоим образом не определены «объективные причины», по которым такие действия невозможно было осуществить раньше.

Также следователь обычно избегает указания того, какие же действия были проведены следователями следственной группы в первый дополнительный месяц срока досудебного расследования.

Причины для этого вполне понятны: либо соответствующие действия в течение этого периода вообще не проводились, или были формально совершены (начаты) накануне обращения, свидетельствует о вопиющем неэффективном использовании стороной обвинения первоначально предоставленного дополнительного времени, так что не существует никаких оснований считать, что новый продленный срок следователем будет использован эффективно.

Это лишь основные моменты, на которые мы советуем обращать внимание, но с огромным долей вероятности можно утверждать, что каждый конкретный случай может дополнить этот перечень несколькими дополнительными обстоятельствами.

С уважением,

Никита Задорожный

адвокат ID Legal Group

Оставьте Нам Ваши контакты и Мы с Вами свяжемся

ID Legal Group
ID Legal Group