Загрузка сайта

Отдельные вопросы проведения негласных следственных (розыскных) действий в налоговых уголовных производствах, - Никита Задорожный, адвокат ID Legal Group

Отдельные вопросы проведения негласных следственных (розыскных) действий в налоговых уголовных производствах, - Никита Задорожный, адвокат ID Legal Group
20.06.2019

Ни для кого не секрет, что каждый, кто совершает преступление умышленно, находясь при этом в здравом уме, не станет заявлять об этом вслух и сообщать посторонним. Особенно это касается преступлений, связанных с фиктивным предпринимательством и уклонением от уплаты налогов, ведь их корыстная цель в конечном итоге заключается в получении денег, которые, как известно, любят тишину.

Эта особенность преступного поведения вызывает необходимость в применении адекватных средств расследования соответствующих уголовных правонарушениях.

Среди таких средств особое место занимают негласные следственные (розыскные) действия - НСРД.

Будучи достаточно действенным инструментом в руках следователя, НСРД не могут проводиться ним произвольно и при любых условиях.

Действующим законодательством установлены определенные предохранители от бесконтрольного применения НСРД: как на уровне субъектов, которые выдают разрешение на их проведение, так и с учетом тяжести преступления, для расследования которого, по мнению следователя, проведения НСРД необходимо.

В рамках этой публикации внимание хотелось бы уделить именно последнему моменту: соотношению тяжести преступления и видов НСРД, которые разрешается проводить и результаты которых разрешается использовать при его расследовании.

Следователи органов, осуществляющих контроль за соблюдением налогового законодательства, в своей деятельности используют почти полный спектр предусмотренных действующим УПК Украины НСРД, но, как показывает практика, их «любимым» является наблюдение за лицом, вещью или местом, которые заключаются в визуальном наблюдении за соответствующим объектом (в том числе и с применением соответствующих технических средств) - ст.269 УПК Украины.

Излишне говорить, что такое НСРД является одним из наиболее эффективных способов получения следователем необходимой ему информации и, будь его воля, он без всяких колебаний использовал бы его в каждом производстве. Но в том то и дело, что проведение указанных НСРД допускается далеко не во всех производствах, а только в тех, в которых расследуются тяжкие или особо тяжкие преступления.

В то же время с тем, нередко тяжкое преступление от преступления средней тяжести (на примере ст.212 УК Украины: ч.2 и ч.3) отличается лишь суммой фактических непоступлений в бюджет, а другие составные части объективной стороны (в том числе и способ действий потенциального подозреваемого, обвиняемого, осужденного) одинаковы. То есть, проведение НСРД, предусмотренной ст.269 УПК Украины, сохраняет свою актуальность для обоих случаев, а значит, и соблазн для следователя провести его независимо от квалификации не теряет своей силы.

И если раньше следователь не имел другого выбора, кроме как преодолеть ее и находить другие способы собирания доказательств, то недавний вывод, сделанный Верховным Судом, открыл следователем серьезные процессуальные возможности.

Так, ВС/ККС пришел к выводу о том, что даже в том случае, когда в дальнейшем было осуществлено переквалификацию совершенного лицом деяния, вследствие чего тяжесть инкриминируемого ей преступления «упала» до средней тяжести, сведения, собранные во время проведения наблюдения за лицом, вещью , местом, могут быть допустимыми доказательствами, если были получены в то время, когда то же деяние было квалифицировано, как тяжкое преступление.

С одной стороны, трудно спорить со справедливостью такому вывода, ведь закон не требует полного тождества первоначальной квалификации действий с той, которая будет фигурировать в приговоре суда. В конце концов, переквалификация теоретически может происходить не из неверной оценки обстоятельств следователем, а через изменение подходов законодателя к квалификации деяний или через отнесение того же деяния к преступлениям меньшей тяжести и тому подобное. Это исключает одну из причин признания доказательств недопустимыми: нарушение следователем существующего к таким изменениям порядка сбора доказательств.

А с другой - закон не содержит критериев, по которым можно судить об адекватности первоначально произведенной оценки обстоятельств, не предусматривает никакой ответственности для следователя, который предоставил деянию очевидно неправильную квалификацию, в результате чего в ЕРДР были внесены данные о совершении преступления, тяжесть которого позволяет проведение любых НСРД. В то же время, действия по внесению в ЕРДР сведений о совершении уголовных преступлений обжалованию не подлежат.

В результате существует очень большая опасность процессуальных злоупотреблений со стороны следователей. Например, с целью в полной мере использовать случайно предоставленный им Верховным Судом карт-бланш, следователи умышленно будут «преувеличивать» и вносить в ЕРДР очевидно более тяжелые квалификации деяний, которые будут переквалифицироваться только после проведения полного спектра доступных для первоначальной квалификации следственных действий.

К сожалению, очевидного и простого выхода из такой ситуации нет и решение этого вопроса заключается лишь в комплексном подходе к нему, в том числе через привлечение к участию в уголовных процессах адвокатов, которые будут способствовать формированию положительной судебной практики, инициировать соответствующие законодательные инициативы на основании анализа полученного опыта.

 

С уважением,

Никита Задорожный

адвокат ID Legal Group

Оставьте Нам Ваши контакты и Мы с Вами свяжемся

ID Legal Group
ID Legal Group