Загрузка сайта

«Поправки Лозового» - все ли так однозначно? - Никита Задорожный, адвокат ID Legal Group

«Поправки Лозового» - все ли так однозначно? - Никита Задорожный, адвокат ID Legal Group
11.09.2020

В марте 2018 года вступили в силу так называемые «правки Лозового» - изменения в УПК Украины, которые, среди прочего, предусматривали новый способ защиты от уголовного обвинения и преследования: обжалование сообщения о подозрении.

Поэтому, у многих «фигурантов» дел появилась надежда еще на стадии досудебного расследования доказать нелепость выдвинутого подозрения и создать предпосылки для закрытия уголовного производства, а не ждать оправдательного приговора суда.

Впрочем, большинству из них так только показалось.

При более детальном ознакомлении с изменениями в УПК Украины стало понятно, что этой возможностью смогут воспользоваться только те, кому о подозрении сообщено в производстве, внесенном в ЕРДР после вступления в силу этих изменений, которых на момент вступления в силу было примерно ... ни одного.

Однако, время шло и в ЕРДР, кроме абсолютно «свежих» производств, вносились производства, выделенные из других (в том числе и из тех, которые в свою очередь были внесены в этот Реестр до 15.03.2018 года).

Ознакомившись с выдержками из таких выделенных производств многочисленные защитники и подозреваемые по всей Украине вполне разумно предположили, что этот факт можно использовать. Но зря перед тем они не ознакомились с нормой ч.7 ст.217 УПК Украины, которая устанавливает, что выделенное производство считается начатым тогда, когда было начато производство, из которого оно было выделено. Итак, если первоначальное производство «родилось» до 15.03.2018 года, то и его «потомкам» тоже ничего не светит.

При таких условиях, как показывает судебная практика, не помогала приступить к обжалованию сообщения о подозрении даже дополнительная аргументация относительно недопустимости неравного положения подозреваемых в зависимости от даты внесения сведений в ЕРДР и доводы относительно обратного действия закона во времени в тех случаях, когда изменениями положение лица очевидно улучшается. Следственные судьи или отказывали в открытии производства по жалобе, или отказывали в удовлетворении самой жалобы.

Не будем давать оценку этим постановлениям, хотя различные выводы при идентичности оснований для подачи жалоб свидетельствуют о том, что кто-то из этих судей однозначно ошибается. Целью этой публикации является обращение внимания на один интересный момент, анализа которого в правоприменительной (в том числе и судебной) практике мы пока не нашли. Возможно, в дальнейшем совместными усилиями нам удастся внести ясность в его понимание.

 

Итак, смоделируем ситуацию: есть подозреваемый в уголовном производстве от 20.05.2018 года (производство №2), но это производство в указанную дату было выделено с другое - от 13.03.2018 года (производства №1). Мы уже знаем, что использовать дату «20.05.2018 года» просто так нам никто не позволит, но очень хочется попробовать обжаловать уведомление о подозрении в нем.

Начинаем тщательно присматриваться не только к нормам, которые предусматривают возможность обжаловать уведомление о подозрении (п.10 ч.1 ст.303 УПК Украины), но и к тем, которые странным образом устанавливают, что в нашем случае 20.05.2018 года - это до 15.03.2018 года (ч.7 ст.217 УПК Украины).

Эти нормы появились в тексте УПК Украины и были введены в действие одновременно. Порядок действия каждой из них обусловлен общим для них примечанием, содержание которого принято считать определяющим их «юрисдикцию» лишь по делам, сведения об уголовных правонарушениях по которым к ЕРДР внесены после введения в действие изменений. Почему принято считать, а не является - несколько позже, но пока будем исходить именно из такого общепринятого содержания.

Итак, ч.7 ст.217 УПК Украины, как и п.10 ч.1 ст.303 УПК Украины, может действовать ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО по производствам, сведения о которых в ЕРДР внесены ПОСЛЕ 15.03.2018 года. Ни один другой признак уголовного производства не имеет значения для действия указанной нормы.

Поэтому, оставлять без внимания фактическую дату внесения в ЕРДР сведений о производстве №2 и ориентироваться на дату внесения сведений о производстве №1 мы можем только в том случае, если сведения и о первоначальном производства в ЕРДР также были внесены после 15.03.2018 года (в противном случае норма ч.7 ст.217 УПК Украины действовать не может, а до введения ее в действие УПК Украины не содержал нормы, которая бы регулировала этот вопрос).

Но в нашем случае это не так. Следовательно, нет никаких оснований считать дату внесения в ЕРДР сведений о производстве №1 датой внесения сведений о производстве №2. А это значит, что в данном случае мы можем совершенно обоснованно ориентироваться на фактическую дату внесения - 20.05.2018 года, что в свою очередь позволяет определить производства №2 как такое, в котором допускается обжалование сообщения о подозрении.

Впрочем, этот вывод, с учетом вышеупомянутого примечания, приводит к тому, что и норму ч.7 ст.217 УПК Украины также можно применить, то есть датой внесения сведений о производстве №2 следует считать дату внесения сведений о производстве №1, а это исключает возможность применения п.10 ч.1 ст.303 УПК, а следовательно и самой ч.7 ст.217 указанного Кодекса.

Вот такой замкнутый круг, системная ошибка в законодательном акте: норма которая должна действовать одновременно с другой, в некоторых (самых интересных с точки зрения защиты) случаях исключает возможность ее действия тем самым исключая возможность своего собственного действия.

 

Итак, логичным и правильным становится вывод о том, что вопрос:

- определение достоверной даты внесения в ЕРДР сведений об уголовном производстве (начало досудебного расследования в нем), выделенного после 15.03.2018 года по производству, сведения о котором в ЕРДР внесены до 15.03.2018 года, и, как следствие,

- возможности обжалования уведомления о подозрении в уголовном производстве, выделенном после 15.03.2018 года по производству, сведения о котором в ЕРДР внесены до 15.03.2018 года должным образом, четко, способом, который не позволяет неоднозначное толкование НЕ урегулирован.

 

В то же время, в Решении от 22.09.2005 года № 5-рп/2005 Конституционный Суд указал, что из конституционных принципов равенства и справедливости вытекает требование определенности, ясности и недвусмысленности правовой нормы, поскольку иное не может обеспечить ее одинаковое применение, не исключает неограниченности трактовки в правоприменительной практике и неизбежно приводит к произволу (абз.2 пп.5.4 п.5).

Кроме того, Конституционный Суд Украины в своем Решении от 29.06.2010 года в деле по конституционному представлению Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека отметил, что «одним из элементов верховенства права является принцип правовой определенности, в котором утверждается, что ограничения основных прав человека и гражданина и воплощение этих ограничений на практике допустимо только при условии обеспечения предсказуемости применения правовых норм, установленных такими ограничениями» (абз.3 пп.3.1 п.3).

Согласно сложившейся практике ЕСПЧ, понятие «качество закона» означает, что национальное законодательство должно быть доступным и предсказуемым, то есть определять достаточно четкие положения, чтобы дать людям адекватное указание относительно обстоятельств и условий, при которых государственные органы имеют право принимать меры, которые повлияют на права лиц (решения по делам «Александр Волков против Украины», «CG и другие против Болгарии» и др.)

Отдельно следует отметить, что ЕСПЧ отмечает, что ответственность за преодоление недостатков законодательства, правовых коллизий, пробелов, интерпретационных сомнений лежит, в том числе, и на судебных органах, которые применяют и толкуют законы (решения по делам «Веренцов против Украины», «Кантоне против Франции»).

 

При этом, согласно ст.9 УПК Украины, уголовное процессуальное законодательство Украины применяется с учетом практики Европейского суда по правам человека.

Кроме того, когда положения настоящего Кодекса не регулируют или неоднозначно регулируют вопросы уголовного производства, применяются общие принципы уголовного производства, определенные частью первой статьи 7 настоящего Кодекса.

 

В свою очередь, ч.1 ст.7 УПК Украины предусмотрено, что содержание и форма уголовного производства должны соответствовать общим принципам уголовного производства, к которым, в частности, относится и обеспечение права на обжалование процессуальных решений.

 

 

Наконец, как и обещали выше, предлагаем вернуться к тексту примечания к упомянутым в этой публикации ч.7 ст.217, п.10 ч.1 ст.303 УПК Украины и: «изменения не имеют обратного действия во времени и применяются к делам, по которым сведения об уголовном правонарушении, внесенные в Единый реестр досудебных расследований после введения в действие этих изменений».

 

На первый взгляд все понятно, но вспомним поучительную поговорку о «казнить нельзя помиловать». В нашей ситуации, как и в упомянутой поговорке мы можем лучше узнать «влиятельность» и значение знаков препинания: если выразительно прочитать эту заметку, ориентируясь на расставленные в ней знаки (запятые), то можно увидеть, что:

- или запятая, поставленная между словами «правонарушение» и «внесенные» обозначает начало причастного оборота, использованного как уточнение, а потому после заключительного в этом обороте слова «изменений» не хватает другой запятой и продолжение предложения, которое завершит мнение, что в данном случае возникает незавершенным;

- или запятая, поставленная между словами «правонарушение» и «внесены» является лишней, поскольку поставленная перед причастием, не образует самостоятельного оборота, а только используется как составная часть другого оборота, начинающегося со слов «по которым».

Так или иначе, но в редакции примечания к ч.7 ст.217, п.10 ч.1 ст.303 УПК Украины ее содержание непонятно (хотя на самом деле - просто отсутствует), а потому определится с границами действия этих норм на ее основании в настоящее время считаем невозможным.

При таких обстоятельствах, считаем, что в смоделированной нами ситуации мы имеем право на обжалование сообщения о подозрении и в случае подачи соответствующей жалобы судебное производство по нему подлежит открытию, а сама жалоба - рассмотрению по существу.

 

С уважением,

Никита Задорожный

адвокат ID Legal Group

Оставьте Нам Ваши контакты и Мы с Вами свяжемся

ID Legal Group
ID Legal Group