Загрузка сайта

Позиция Верховного суда по публикации контрафактного видео в сети Facebook, - Олег Никитин, адвокат ID Legal Group

Позиция Верховного суда по публикации контрафактного видео в сети Facebook, - Олег Никитин, адвокат ID Legal Group

Судебные споры, касающиеся исключительных имущественных авторских прав сегодня становятся все более актуальными, особенно, если касаются личной информации, размещенной в социальных сетях.

Так, по делу № 918/186/17, в хозяйственный суд с иском обратились Общественная организация и Общество с ограниченной ответственностью «Ф» (далее по тексту ГО и ООО «Ф», Общество «Ф», Истцы, заявители) к Обществу с ограниченной ответственностью (далее по тексту -ООО «М», Общество «М», Ответчик) с требованием о взыскании денежной компенсации за нарушение исключительных имущественных авторских прав.

В обосновании исковых требований было указано, что ООО «М», неправомерно использовало аудиовизуального произведения. А именно видео, содержащее информацию об обращении с опасными бытовыми отходами, которое было размещено на официальной бизнес-странице в социальной сети Фейсбук (Facebook), при этом не получив разрешения заявителей и не уплатив им авторское вознаграждение.

Хозяйственный суд, проанализировав все обстоятельства дела, иск удовлетворил. Однако, не соглашаясь с выводами городского хозяйственного суда, ответчик обратился с жалобой в апелляционную инстанцию, которая поддержала позицию суда первой инстанции. Постановление было оставлено без изменений, при этом с последнего в пользу ОО и ООО «Ф» было взыскано компенсацию за нарушение имущественных авторских прав в полном объеме и судебный сбор, уплаченный за подачу иска.

В свою очередь, ООО «М» обратилось с кассационной жалобой в Кассационный хозяйственный суд, который действует в составе Верховного Суда Украины. Жалоба была мотивирована тем, что: хозяйственные суды первой и апелляционной инстанций без имеющихся на то оснований признали факт наличия в ОО и ООО «Ф» исключительных прав на спорное аудиовизуальное произведение не имея бесспорных доказательств последнего. Поэтому их нельзя считать надлежащими субъектами по взысканию компенсации за нарушение прав на произведение. В частности, содержание договора об отчуждении неимущественных прав вообще не предоставляет возможности идентифицировать произведение, которое является его предметом. Из чего следует, что выводы, которые были изложены в решениях судов не соответствуют обстоятельствам дела и приняты с нарушением требований относительно определения подсудности. В то же время, данное Произведение следует рассматривать только как социальную рекламу. В частности, Общество «М» отмечает, что суды неправильно применили положения материального права в части определения размера компенсации.

Проверив установленные судами решения, коллегия судей Кассационной инстанции пришла к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения жалобы, учитывая следующее.

Между Истцами и другими лицами, в частности художником-аниматором, дизайнером и режиссером-сценаристом был заключен договор об отчуждении имущественных прав (далее по тексту - Договор), согласно которому они приобретают от авторского коллектива, который предусмотрен в Договоре, исключительные имущественные права на аудиовизуальное произведение - видеоролик по обращению с опасными бытовыми отходами (далее - произведение).

Согласно Договору отчуждатели в полном составе передают ОО и ООО «Ф» имущественные права на Произведение и на все его составляющие, которые могут в дальнейшем использоваться самостоятельно в течение всего срока пока действует авторское право и на всю территорию стран мира, а именно: право на использование Произведения (его части), которое может использоваться самостоятельно, исключительное право разрешать использование Произведения (его части), которое может использоваться самостоятельно, а также право препятствовать неправомерному использованию последнего или его части, которое может использоваться самостоятельно и запрещать такое использование.

В частности, Договором определено, что сама передача Произведения была осуществлена должным образом с гарантией, что: только им принадлежат исключительные имущественные права на созданные их трудом составные части Произведения; имущественные права на созданные их трудом составные части этого произведения полностью (частично) не отчуждены третьим лицам; имущественные права на созданные их трудом составные части произведения не являются предметом залога, судебного спора или претензий со стороны третьих лиц.

Стоит отметить, что Судами, также установлено, что доказательства о признании недействительным или о расторжении Договора не подавались. То есть, ОО и ООО «Ф» были приобретены права на Произведение, подтверждением чего является добавленный к иску Договор и другие материалами дела.

Кассационный хозяйственный суд, действующий в составе Верховного Суда, также обращает внимание, что истцам стало известно, что на Интернет странице в социальной сети Facebook размещено и публично показано Произведение, исключительные имущественные права на который принадлежат им, то есть состоялся его публичный показ. Подтверждением этого является отчет о специальном компьютерно-техническом исследовании интернет-ресурсов коммунального предприятия. В котором указано, что данная информация была опубликована на момент исследования на указанной веб-странице.

При исследовании страницы Общества «М» в сети, суды предыдущих инстанций установили, что она идентична той, которая исследовалась в отчете, а экземпляр Произведения имеет статус контрафактного, поскольку на его использование и обнародование Истцами разрешения (лицензии) не выдавались.

В свою очередь, использование Произведения ООО «М» не относится к любому случаю свободного использования произведения, которые предусмотрены Законом Украины "Об авторском праве и смежных правах" и даже часть произведения, которая может использоваться самостоятельно также, рассматривается как произведение и охраняется в соответствии с настоящим Законом.

Что касается определения суммы денежных компенсаций, то судами анализировались конкретные обстоятельства дела и принимались решения на основании справедливости, добросовестности и разумности, ведь использование Произведения без разрешения субъекта авторского права является прежде всего нарушением авторского права и законом закреплена возможность привлечения виновного лица к ответственности, которая имеет вид компенсации.

Поэтому, суд кассационной инстанции пришел к выводу об отказе в удовлетворении кассационной жалобы.

Таким образом, публичный показ контрафактного экземпляра произведения, рассматривается законодательством как нарушение исключительных имущественных прав собственников.

С уважением,

Олег Никитин

Руководитель судебно – правового департамента

юридического объединения ID Legal Group

Олег Никитин

Оставьте Нам Ваши контакты и Мы с Вами свяжемся

ID Legal Group - Юридическое объединение
ID Legal Group - Юридическое объединение