Загрузка сайта

Сбор и подача доказательств в налоговом уголовном производстве. Советы адвоката по налоговым делам, - Никита Задорожный, адвокат ID Legal Group

Сбор и подача доказательств в налоговом уголовном производстве. Советы адвоката по налоговым делам, - Никита Задорожный, адвокат ID Legal Group
19.02.2019

В современных условиях, когда государство в целом задекларировало свой курс на внедрение мировых и европейских стандартов во всех сферах ее функционирования, казалось бы день ото дня мы должны чувствовать все больше и больше улучшений. Однако, у некоторых государственных органах и учреждениях, которые должны каждый в своей части  воплощать в жизнь этот стратегический план, оказывается есть свой собственный и довольно странный подход к выполнению таких задач.

Не являются исключением в этом плане и органы, которые проводят досудебное расследование в налоговых и связанных с ними криминальных процессах.

Так, вместо анализа, систематизации допущенных ошибок, попыток разработать алгоритм действий по исправлению в установленном законом порядке уже допущенных ошибок и предотвращению допуска новых, следователи органов налоговой милиции и процессуальные руководители предпочитают либо не замечать их, или, заметив, до последнего скрывать их от посторонних глаз.

Одним из способов достижения этой цели, который освещался нами в предыдущих публикациях, является как можно долгое содержание лица, интересов которого непосредственно касается уголовное производство по налоговым преступлениям, в таком процессуальном статусе, который не только не позволяет ему ознакомиться с теми материалами, которые есть в распоряжении следователя, но и «разбавить» их своими.

В дальнейшем, пользуясь своей процессуальной самостоятельностью, установленной ч.5 ст.40 УПК Украины, следователь решает, что в материалах уголовного производства достаточно доказательств для составления сообщения о подозрении и собственно сообщение о ней лицу, которое и так фактически в статусе подозреваемого находилась с самого начала, но не могла до этого  использовать это для своей защиты.

Достаточно часто с момента сообщения о подозрении до момента сообщения подозреваемому прокурором или следователем по его поручению об окончании досудебного расследования проходит время, необходимое только для выполнения связанных с этим процессуальных формальностей и допроса подозреваемого.

Этого для человека, который впервые оказался «клиентом» следователя-налоговика, явно недостаточно и вряд ли он сможет самостоятельно в столь короткое время определиться с тем, какие доказательства, в каком порядке и в какие сроки он имеет право (или даже - необходимость).

Помочь таком беспомощном состоянию позволяет один универсальный «рецепт» - своевременное, без каких-либо проволочек обращение к опытному адвокату, который специализируется на ведении налоговых дел и хорошо знаком с алгоритмом, которого придерживаются в своей работе следователи органов ГФС. Сделать это необходимо, даже в том случае, когда фраза «... в качестве свидетеля ...» с повестки или телефонного вызова коварно успокаивает.

В соответствии с положениями УПК Украины, между моментом получения вызова на допрос и моментом, на который лицо вызывается, должно быть не менее трех дней, которые можно и нужно использовать в своих интересах.

Например, вызывая к себе для допроса, следователь, среди прочего, должен сообщить, «наименование (номер) уголовного производства» по которому вызывается лицо. Можно спорить относительно содержания и объема информации, что кроется за этой фразой, однако, для опытного адвоката по налоговым делам даже одного номера производство может оказаться достаточно для того, чтобы получить об этом производстве намного больше информации, чем следователь предпочел бы сообщить на этом этапе.

Так, используя номер производства и общедоступный, но - удивительно - не такой уж общеизвестный Единый государственный реестр судебных решений (ЕГРСР), опытный адвокат сможет получить достаточно большой объем полезной для работы с клиентом информации: статьи Уголовного кодекса Украины, по которым открыто производство; фактические обстоятельства, которые следствие (а в некоторых случаях - и следственный судья) считает установленными; каким образом эти обстоятельства касаются интересов клиента; какие процессуальные и следственные действия были проведены или инициированы стороной обвинения в уголовном производстве, их результаты и многое другое.

Этого, в основном, оказывается достаточным для того, чтобы определиться действительно ли, а не только формально клиент является свидетелем в уголовном производстве, или такому «свидетелю» необходима защита, а затем - и с его основными моментами.

В первом (и честно говоря - редком) случае все довольно понятно: нужно просто воздержаться от любых действий или сообщения информации, которые приведут к радикальному изменению положения. А во втором - учитывая «бумажность» принципа презумпции невиновности, стороне фактической защиты приходится решать сразу несколько вопросов: какие доказательства у нее сейчас есть на опровержение позиции следствия; либо доказательств у нее нет, но они нужны и защита может их получить; и главное - как все эти доказательства приобщить к материалам производства?

Те доказательства, которые уже есть в наличии, уместно подать во время первого допроса (содержание которого еще до начала с достаточной точностью также устанавливается опытным адвокатом) в качестве приложений к соответствующему протоколу. Такими доказательствами могут быть:

- оформленные контролирующими органами акты проверок, в которых устанавливается факт отсутствия нарушений со стороны налогоплательщика, которые, по мнению следствия, якобы, имели место;

- судебные решения об отмене налоговых уведомлений-решений, касающихся обстоятельств, которые исследуются в производстве;

- в необходимых случаях - первичные бухгалтерские и другие документы и тому подобное.

Фактически проведенный допрос обычно дополняет картину перечня обстоятельств, на которые следует обратить внимание, и позволяет перейти к следующему этапу: созданию новых источников доказательств, которые обязательно пригодятся в дальнейшем.

Так, одновременно с тем, как адвокат, будучи специалистом именно в области уголовного права и процесса, работает над опровержением предположения следствия об умышленности инкриминируемых «свидетелю» деяний, он обращается к другому специалисту, который специализируется на налоговом деле, и выясняет у него или вообще допущено клиентом нарушение норм налогового законодательства и даже если так, то привело ли оно к фактическому непоступлению средств в бюджет именно в том размере, который необходим для открытия и «существование» соответствующего уголовного  производства.

Конечно, эффективность таких мер существенно увеличивается, когда адвокат и прочие привлеченные специалисты: налоговые консультанты, аудиторы, бухгалтеры и т.п. образуют единую команду, способную оперативно, полно и всесторонне анализировать ситуацию, в которой оказался клиент, и таким же образом реагировать на нее.

По результатам этой работы создаются соответствующие выводы, которые в случае целесообразности также могут быть приобщены к материалам производства во время второго или любого другого следующего допроса.

При этом, надо иметь в виду, что только следователь принимает решение о том, кого, когда, о чем и нужно ли вообще допрашивать, поэтому необходимо создать условия, которые не оставили бы ему выбора. Например, направить ему (а в случае необходимости - неоднократно) сообщение о том, что клиенту известны определенные обстоятельства, подлежащие доказыванию в уголовном производстве (главный признак свидетеля) и он готов сообщить их, подкрепив документально. Сообщение - не ходатайство и может быть подано лицом с любым статусом.

Нередко выводы, о которых говорилось выше, и активность «свидетеля» по их использованию в уголовном производстве, уже достаточны для того чтобы следователь потерял интерес к нему лично или к уголовному производства в целом и закрыл его.

Однако, если следователь и его процессуальный руководитель, несмотря на полученные доказательства, обнаруживают неуместную настойчивость в борьбе за «право» уголовного производства на существование, в некоторых случаях целесообразно обращение в контролирующий орган с заявлением о проведении внеплановой проверки по вопросам, которые исследуются в уголовном производстве. Излишне говорить, что на этот шаг можно идти только будучи абсолютно уверенным в правоте клиента, подтвержденной вышеупомянутыми выводами.

Для следователя, который в большинстве случаев акту такой проверки сможет противопоставить только рапорты оперативных сотрудников или аналитические справки о возможном непоступлении средств в бюджет, останется единственный правомерный порядок действий - закрыть производство.

Однако, описанное развитие событий может иметь место только в случае своевременного обращения за квалифицированной правовой помощью. А что же делать, когда по тем или иным причинам адвокат был привлечен к участию в производстве уже после того, как драгоценное время на дополнения доказательств к материалам досудебного расследования уже потеряно? Об этом в нашей следующей статье.

 

С уважением,

Никита Задорожный, адвокат

юридического объединения ID Legal Group

Оставьте Нам Ваши контакты и Мы с Вами свяжемся

ID Legal Group
ID Legal Group