Загрузка сайта

Взыскание морального вреда в административных судах при рассмотрении споров с участием государственных органов, - Олег Никитин, адвокат ID Legal Group, для журнала «Юрист и Закон»

Взыскание морального вреда в административных судах при рассмотрении споров с участием государственных органов, - Олег Никитин, адвокат ID Legal Group, для журнала «Юрист и Закон»
22.04.2021

Статья опубликована в журнале «Юрист и закон» № 15

Право на компенсацию (возмещение) морального вреда гарантировано Конституцией нашего государства, однако нормы по реализации данного права закреплены в Гражданском кодексе Украины (далее – ГКУ).

Моральный вред наравне с материальным в понимании норм ГКУ рассматривается как основание для возникновения гражданских прав и обязанностей.

Для лица, обращающегося в суд за защитой нарушенного права, в частности и касательно взыскания морального вреда, это гражданское право, соответственно, для лица, за счет которого взыскивается такой вред, это является гражданской обязанностью.

Вместе с тем взыскание морального вреда является определенным законом способом защиты нарушенного права, который заключается в его возмещении лицу, права которого незаконно или необоснованно нарушены другим лицом независимо от его статуса или организационно-правовой формы.

Нормами ГКУ определены особенности возмещения лицу морального вреда, в частности:

1) относительно определения "признаков морального вреда", которые свидетельствуют о его причинении лицу, права которого были нарушены;

2) его возмещение осуществляется за счет денежных средств, имущества или иным способом;

3) взыскание может осуществляться вместе с материальным вредом или отдельно от него;

4) его взыскание может предусматриваться законом или договором, и, как правило, он подлежит компенсации единовременно.

 

Следует отметить, что в подавляющем большинстве судебных споров взыскание морального вреда рассматривается как компенсаторный механизм за причиненный вред,  в том числе и носящий материальный (имущественный/денежный) характер.

 

Однако ключевой особенностью взыскания морального вреда, на наш взгляд, является то, что его размер определяется именно судом с учетом его соразмерности с определенными факторами, которые влияют на его размер (сумму), определенный к взысканию:

– характер причиненного вреда;

– степень вызванных душевных (психических) и/или физических страданий;

– наличие вызванного ухудшения физических и/или умственных способностей либо утрата возможности их реализовать;

– степень вины лица, которая повлекла моральный вред для другого лица.

Специалистам в сфере юриспруденции известно, что судебная практика по взысканию(возмещению) морального вреда в гражданских, хозяйственных спорах и спорах в области административного судопроизводства фундаментально построена на постановлении Пленума ВСУ от 31.03.95 г. № 4 (с учетом внесенных изменений 2009 года), однако при рассмотрении каждого конкретного дела решение суда основывается на различных правоприменительных выводах, поскольку зависит от совокупности обстоятельств и имеющихся в деле доказательств.

Под неимущественным вредом, причиненным юридическому лицу, согласно позиции ВСУ, понимаются потери неимущественного характера, наступившие в связи с унижением его деловой репутации, посягательством на фирменное наименование, товарный знак, производственную марку, разглашением коммерческой тайны, а также совершением действий, направленных на снижение престижа или подрыв доверия к его деятельности. Следовательно, взыскание неимущественного вреда с государства в пользу юридического лица в рамках рассмотрения административного дела по результатам обжалования неправомерного решения, действия или бездействия на сегодняшний день практически не применяется.

Позиция судов по делам административного судопроизводства является достаточно показательной и, по нашему мнению, свидетельствует об оценке государственными институтами нравственных страданий истцов, которые восстанавливают в судебном порядке свои права из-за неправомерных решений, действий или бездействия государственных органов. К сожалению, выводы, которые можно сделать по результатам ознакомления с судебной практикой, весьма неутешительны для тех, кто действительно жаждет и требует от государства надлежащей, на его взгляд, компенсации за судебное восстановление нарушенных прав.

Как предусматривается обновленным процессуальным законодательством, субъектом формирования правоприменительной практики при разрешении споров с государственными органами о взыскании с их бюджетных ассигнований морального вреда, причиненного их противоправными индивидуальными актами, действиями или бездействием в области административного права, является Кассационный административный суд в составе Верховного Суда (далее – КАС ВС). Предлагаем рассмотреть отдельные судебные решения КАС ВС, размещенные в ЕГРСР за последние два года.

 

Заметим, что это одна из судебных практик, которая отличается своим разнообразием и неоднозначностью, так как содержит выводы судов как относительно взыскания морального вреда, так и отказа в его взыскании, сформированные в том числе с учетом собственного убеждения судов об отсутствии/наличии оснований для отказа/удовлетворения иска.

 

Для подтверждения наличия оснований для взыскания морального вреда из-за неправомерных решений, действий и/или бездействия органов государственной власти истцы применяют весь широкий арсенал доказывания своей позиции – от врачебных документов, расчетных документов на приобретение лекарств, заключений врачебных консилиумов и до свидетельств об отдельных фактах, документов кадрового делопроизводства, документов об изменении семейного положения и т. д.

Возмещение вреда, причиненного физическому или юридическому лицу вследствие незаконно принятых решений, действий или бездействия органов государственной власти, а также их должностных и служебных лиц при осуществлении ими своих полномочий, осуществляется государством в порядке, определенном законом.

 

Понимая, что размер удовлетворенных исковых требований влияет на расходную часть бюджета, судами при принятии решений о возмещении морального вреда используются принципы разумности и справедливости.

 

При этом отмечается, что разумность и справедливость в части определения размера морального вреда являются оценочными понятиями, которые суды должны выяснять при рассмотрении и установлении фактических обстоятельств дела, в результате чего должен быть определен сопоставимый размер морального вреда, подлежащий возмещению.

 

І. Практика относительно отказа в удовлетворении взыскания морального вреда

Значительная часть дел, в которых истцами заявлены требования о взыскании морального вреда за счет государственных ассигнований соответствующего государственного органа из-за его неправомерных актов или действий/бездействия, не нашла поддержки в судебных решениях.

Так, суды, отказывая в удовлетворении исковых требований о взыскании морального вреда, свои решения обосновывали следующими обстоятельствами:

– отсутствие причинно-следственной связи между неправомерными действиями ответчика и ухудшением состояния здоровья лица, которое было незаконно уволено (постановлением КАС ВС от07.02.2019 г. по делу № 817/762/16 поддержана позиция суда апелляционной инстанции);

– отсутствие доказательств, которым бы истцом обосновывался факт наличия каких-либо потерь неимущественного характера, обусловленных нравственными либо физическими страданиями или другими негативными проявлениями, которые свидетельствовали бы о наличии морального вреда в трудовых спорах (постановлениями КАС ВС от 10.05.2019 г. по делу № П/811/276/16, от 10.10.2019 г.по делу № 826/2850/17 поддержана позиция суда апелляционной инстанции);

– суды не усматривают надлежащих доказательств причинения истцам морального вреда и относительно размера заявленного морального вреда по делам о признании противоправными налоговых уведомлений-решений (постановление КАС ВС от 25.09.2019 г. по делу № 560/4551/18);

– противоправное неисполнение судебного решения государственным органом (невыплата органами Государственного казначейства присужденных истцу сумм по результатам восстановления прав в судебном порядке) не может быть самостоятельным требованием о взыскании морального вреда за такое бездействие без одновременного заявления требования о признании противоправности действий / бездействия ответчика.

Именно такой была позиция КАС ВС в вынесенных постановлениях по результатам кассационного пересмотра по делам № 818/679/17 от 04.12.2019 г. и № 818/572/17 от 06.08.2019 г.

 

ІІ. Практика по частичному удовлетворению взыскания морального вреда

Споры с участием государственных органов, в которых требования истцов о взыскании морального вреда были удовлетворены частично, являются самой большой частью положительных решений данной категории.

Однако размер удовлетворенных требований является незначительным по сравнению с требованиями имущественного характера, которые удовлетворяются судами по этим же делам, и в большинстве случаев размер морального вреда не превышает 5 тыс. грн. А размер морального вреда в 25 тыс. грн является скорее исключением из правил, нежели установившейся практикой судебных решений.

 

Так, частично удовлетворяя требования истцов, суды мотивировали свои решения следующими обоснованиями:

– нарушение прав человека или плохое обращение с ним со стороны государственных органов всегда вызывают негативные эмоции, однако не все они влекут за собой возникновение страданий и/или унижений, которые причиняют моральный вред. Оценке судами подлежат все обстоятельства дела, свидетельствующие о мотивах противоправных действий (бездействия), их интенсивность, продолжительность, систематичность, наступление физических или психологических последствий ив некоторых случаях даже следует учитывать пол, возраст и состояние здоровья лица, которому причинен вред (постановление КАС ВС от 05.09.2019 г. по делу № 814/2914/16);

– установление судами незаконного решения и противоправного бездействия госоргана в отношении истца является основанием для взыскания в пользу лица морального вреда в соразмерном размере1000 грн, так как возмещение морального вреда по своей природе является санкцией за нарушение прав лица, которые были выявлены и доказаны в судебном порядке по результатам рассмотрения дела (постановление КАС ВС от 14.02.2019 г. по делу № 1170/2а-717/11 (2-кас/811/44/15));

– поскольку лицо было неправомерно лишено законного права на соответствующую оплату труда, то это привело к длительным его нравственным страданиям и эмоциональным переживаниям и требует от него дополнительных усилий для организации своей жизни, а следовательно суды обоснованно и справедливо взыскали в его пользу моральный вред в сумме 25 тыс. грн, при этом исковые требования о взыскании морального вреда в размере 50 тыс. грн являются завышенными(постановление КАС ВС от 16.12.2019 г. по делу № 823/726/16);

– учитывая длительное состояние неуверенности, в котором истец находилась в течение долгого времени из-за незаконного увольнения, размер морального вреда в сумме 5 тыс. грн является доказанным и обоснованным (постановление КАС ВС от 12.03.2020 г. по делу № 2а-10828/11/2670);

– психологическое напряжение, разочарование и неудобства для лица, возникшие вследствие нарушения государственным органом или местным советом прав человека, даже если они не повлекли весомых последствий в виде ухудшения здоровья, могут свидетельствовать о причинении ему морального вреда.

Из аргументов, которые истец привел в исковом заявлении, негативные эмоции, которые он испытал вследствие противоправных действий ответчиков, не имели влияния на условия его жизни, не привели к ухудшению его способностей (из справок, предоставленных истцом в подтверждение ухудшения состояния здоровья, не усматривается причинно-следственной связи с действиями ответчиков), однако повторяемость и продолжительность нарушения, допущенного ответчиками, свидетельствует об их нежелании выполнить требования закона, а следовательно является основанием для взыскания морального вреда в меньшем размере 2 тыс. грн (постановление КАС ВС от 04.02.2020 г. по делу № 1340/4937/18);

– моральный вред в размере 50 тыс. грн за неправомерные действия по составлению актов проверок, протоколов об админправонарушениях и предписания об устранении нарушения требований законодательства в сфере градостроительной деятельности признан судами как несоответствующий требованиям разумности и справедливости (не является соразмерным с нарушением) и признан соразмерным размером возмещения морального вреда в размере 5 тыс. грн(постановление КАС ВС от 10.04.2019 г. по делу № 464/3789/17);

– незаконное увольнение истца привело к утрате им жизненного комфорта и нормальной жизнедеятельности как в профессиональной сфере, так и в личной жизни. К тому же длительное состояние неопределенности, в котором истец находится из-за незаконного увольнения, является доказанным и обоснованным и свидетельствует о наличии причинно-следственной связи между незаконным увольнением истца и его страданиями и унижением в связи с такими действиями. Более того, судом учитывается, что истец уже в третий раз незаконно уволен из органов внутренних дел, поэтому в данном случае противоправность действий соответствующих государственных органов действительно свидетельствует о наступлении для истца последствий, которые являются основанием для взыскания в его пользу морального вреда, а с учетом принципов разумности и справедливости такой вред определяется в размере 25 тыс. грн из 150 тыс. грн, которые заявлялись истцом при подаче иска (постановление КАС ВС от 22.10.2020 г. по делу № 520/5147/19).

 

ІІІ. Практика касательно удовлетворения требований о взыскании морального вреда

В деле № 804/15395/15 обжаловался незаконный приказ об увольнении, заявлялись требования о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за вынужденный прогул и морального вреда в размере 2,5 тыс. грн. В постановлении КАС ВС от 03.07.2019 г. сделан следующий вывод: причиненный истице моральный вред из-за ее незаконного увольнения проявился в нравственных страданиях и переживаниях ввиду нарушения ответчиком ее законных прав и интересов в части ее права на труд, что привело к утрате налаженных жизненных связей, из-за чего она была вынуждена прилагать дополнительные усилия для организации своей жизни, а также привело к ухудшению состояния ее здоровье, что свидетельствует о наличии оснований для удовлетворения исковых требований в части возмещения причиненного морального вреда, вызванного незаконным увольнением. При этом в указанном постановлении не содержится осуществления оценки судами доказательств причинения лицу морального вреда.

 

Итак, вынуждены констатировать, что в ЕГРСР судебных решений по удовлетворению требования о взыскании морального вреда очень незначительное количество, и связано это не только с обстоятельствами и доказательствами по делу, но и с определением судом, руководствуясь собственным убеждением, наличия/отсутствия вреда или его размера.

 

Кроме того, учитывая определение морального вреда и обстоятельства, которые его могут доказывать, суды удовлетворяют такие требования исключительно в пользу физических лиц. Данный вывод можно сделать на основании того, что в ЕГРСР размещены судебные решения по рассмотрению дел по исковым заявлениям физических лиц.

Исходя из вышеизложенного и с учетом выводов КАС ВС относительно рассмотрения данной категории дел, к сожалению, на сегодняшний день институт компенсации морального вреда не играет той стимулирующей роли, который закладывался в нормы ГКУ при его принятии.

 

Соответственно, рекомендации по формированию требований о взыскании морального вреда заключаются в следующем:

– подготовка доказательной базы, которая указывает на причиненный моральный вред (справки и заключения врачей, история болезни, листы нетрудоспособности, выданный врачом курс лечения, чеки на приобретение лекарств, направления на сдачу анализов, лечебные процедуры и их результаты и т. д.);

– формирование истцом адекватного размера морального вреда, соразмерного с причиненным ему вредом;

– приведение обоснования искового требования о взыскании данного вреда в сочетании с причинно-следственной связью по его причинению и последствиям, которые он вызвал для истца, со ссылкой на собранные доказательства, подтверждающие его.

С уважением,

Олег Никитин

Руководитель судебной практики

ID Legal Group

Олег Никитин

Оставьте Нам Ваши контакты и Мы с Вами свяжемся

ID Legal Group
ID Legal Group